Неосновательное обогащение гк рф ст 1109

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату, по основаниям статьи 1109 ГК РФ

Неосновательное обогащение гк рф ст 1109

Неосновательным обогащением называется любой переход материальных ценностей от одного лица к другому, который не обеспечен договором или законом. Оно может возникнуть в силу правонарушения, а в поведении лица, владеющего имуществом, тогда появляются признаки его вины. Однако это не является обязательным критерием определения того, что обогащение относится к необоснованному.

Главное здесь в том, что невозможно обнаружить легитимный повод для возникновения права на материальные ценности. Такое имущество подлежит возврату тому, кто владел им ранее или отчуждению с последующей передачей в муниципальную или государственную собственность. Обязанность возвратить неосновательное обогащение устанавливает ст. 1102 ГК РФ.

Но уже в первые годы существования рыночных отношений было установлено, что далеко не всегда общее правило соответствует принципам неприкосновенности имущества и справедливости.

Поэтому в 1996 году были приняты поправки к ГК РФ, внесённые в него на основании закона № 14-ФЗ, подписанным тогдашним президентом России Б. Н. Ельциным.

Таким образом возникла действующая и ныне редакция ст. 1109 ГК РФ.

Сущность ст. 1109 ГК РФ

Она содержит ограничения кондикции и перечисляет те случаи, которые относятся к области, когда невозможно утверждать однозначно, что обогащение является неосновательным так, чтобы требовать его возврата.

Если имущество передано до наступления срока исполнения обязательств

Первый пункт статьи рассматривают ситуации, когда имущество передано до наступления срока исполнения обязательства. По общем правилам, регулирующим ведение хозяйственной деятельности, досрочное выполнение договоров недопустимо и относится к ненадлежащему. В основном это связано с самой природой предпринимательства.

К примеру, если по договору поставки одно лицо должно отгрузить в течение года 120 единиц товара, с периодичностью отгрузки в 12 единиц в месяц, то ровно столько поставщик и должен отправлять своему контрагенту.

Если он доставит 120 сразу, то может поставить получателя в трудные условия, заставив решать вопросы хранения.

Но из этого нельзя сделать вывод о том, что ситуации с досрочным выполнением обязательств имеют отношение к статьям ГК РФ о неосновательном обогащении.

Правило п. 1 ст. 1109 ГК РФ корреспондирует со ст. 315 ГК РФ, которая допускает досрочное исполнение обязательств должником в том случае, если это не противоречит договору или закону. Её текст составлен более объёмно и содержит множество юридических оговорок, но суть к этому и сводится. Ст. 1109 ГК РФ, хоть и связана с ней, но допускает более автономное толкование и применение.

Срок исковой давности ограничивает возможность истребовать неосновательное обогащение

В отличие от первого, второй пункт данной статьи дублирует правило, установленное ст. 206 ГК РФ и не являлся новеллой даже в момент принятия закона № 14-ФЗ от 26 января 1996 г. После истечения срока исковой давности нельзя требовать назад ничего, что относится к сделке, в том числе и той, что признаётся в суде недействительной.

Можно ли добиться возврата ошибочного перечисления зарплаты и приравненных к ней платежей

В соответствии с п. 3 данной статьи не подлежат возврату все перечисления денег, которые нужны получателю для жизни.

Это не только заработная плата, но и алименты, стипендии, пенсия, пособия и подобное. Однако имеются в виду только выплаты, совершенные по обстоятельствам, которые существовали, но впоследствии отпали.

Исключаются счётные ошибки и выплаты в силу недобросовестного поведения получателя.

Здесь важно понимать, что такое счётная ошибка. Она может быть связана только с самими арифметическими операциями. К числу счётных не относятся технические ошибки.

Однако работодатели в РФ обычно стремятся любую ошибку обозначать в качестве счетной. Примером может служить дело № 59-В11-17 от 20.01.2012.

Работнику ОАО перечислили компенсацию за неиспользованный отпуск и премию в двойном размере. После обнаружения ошибки попытались взыскать сумму через районный суд, но иск остался без удовлетворения, поскольку требования ОАО не соответствовали ст. 137 ТК РФ.

Тогда ОАО подало иск в суд вышестоящей инстанции, но кассационная инстанция согласилась с решением районного суда.

Администрация ОАО проявила изрядную твёрдость в стремлении истребовать деньги и подала иск в областной суд, и его президиум принял сторону ОАО. К своему же огорчению, поскольку Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила постановление президиума областного суда и оставила в силе только решение районного.

Нужно иметь в виду два немаловажных обстоятельства. Счётная ошибка — это ошибка, возникшая именно в ходе подсчетов.

Бухгалтер неправильно произвёл арифметическую операцию или в компьютерной программе, которая используется на предприятии, обнаружена ошибка в формуле, что было подтверждено документально, к примеру, составлен соответствующий акт.

Ошибочное перечисление двух зарплат вместо одной — это техническая ошибка, а зарплата и приравненные к ней платежи не могут быть удержаны с работника.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/rulaws/neosnovatelnoe-obogascenie-ne-podlejascee-vozvratu-po-osnovaniiam-stati-1109-gk-rf-5dbaddd0028d6800b14fa333

Неосновательное обогащение и применение ст. 1109 ГК РФ. Решение суда: «Отказать в исковых требованиях о взыскании в счет неосновательного обогащения»

Неосновательное обогащение гк рф ст 1109

Не знаю почему, но многие юристы смотрят в одну статью ГК РФ, но, не понимая, что гражданское право представляет собой систему, а не просто произвольный и хаотичный набор статей, не видят других статей, имеющих отношение к спорной ситуации. Я хочу поделиться делом из своей адвокатской практики, когда представитель истца именно так однобоко читал нормы о неосновательном обогащении. Ссылаясь на ст. 1102 ГК РФ он забыл о том, что есть еще ст. 1109 ГК РФ.

Фабула

Сожитель и сожительница, условно Иванов и Петрова несколько лет проживали в фактически супружеских отношениях. Иванов работал, а Петрова была на пенсии по инвалидности, а затем по старости. Они жили совместно, и у них был единый бюджет. Эти обстоятельства никто не оспаривал.

В один прекрасный момент было принято решение купить автомобиль. Покупателем автомобиля был Иванов. Он же внес первоначальный взнос, а часть денег получил в кредит от банка. В итоге Иванов стал собственником автомобиля.

Но все хорошее когда-то заканчивается и однажды Иванов и Петрова расстались. Автомобиль остался у Иванова. В то же время практически все платежи по кредиту на счет Иванова в банке вносились Петровой. На момент прекращения отношений было выплачено около 380 000 рублей.

В итоге Иванов получил по почте исковое заявление Петровой о взыскании с него всей указанной суммы в качестве неосновательного обогащения.

Правовая позиция истца

В исковом заявлении говорилось, что, так как все платежи по кредиту вносились Петровой, а автомобиль был в собственности Иванова, то это означает, что Иванов неосновательно обогатился, так как отсутствовали правовые основания для сбережения им указанных сумм.

В судебном заседании Петрова утверждала, что у Иванова и не было никаких своих средств для внесения первоначального взноса, а также для погашения кредита. Она пыталась убедить суд в том, что Иванов и не работал, а если и работал, то почти ничего не зарабатывал. Все деньги, которые уплачивались по кредиту, исходя из её объяснений, были ее личными денежными средствами.

Правовая позиция ответчика:

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению по праву

С моей точки зрения позиция истца вне зависимости от того, её ли средства уплачивались за автомобиль и по погашению кредита или нет, не содержала каких-либо правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании неосновательного обогащения. Иначе говоря, в принципе нам вовсе нечего было доказывать, так как иск не подлежал удовлетворению по праву. Наша позиция была следующей.

В исковом заявлении истец воспроизвел только часть ст.

1102 ГК РФ, а именно, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Между тем, истец забыл о том, что эту часть статьи надо еще дополнить фразой за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. А эта фраза в данном случае имела решающее значение.

А какие же исключения существуют в ст. 1109 ГК РФ из правил о неосновательном обогащении применительно к нашему спору? Ст. 1109 ГК РФ предусматривает в частности следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности

В исковом заявлении Петрова не говорила о том, что между ней и ответчиком существовало какое-либо обязательство. В судебном заседании я спросил у неё, а во исполнение какого обязательства она оплачивала платежи по кредиту? Ни она, ни её представитель так и не смогли вразумительно пояснить, оплачивала ли она деньги, полагая, что между ними есть какое-либо обязательство.

Иначе говоря, сама сторона истца фактически подтвердила, что Петрова, уплачивая деньги на счет Иванова, знала, что у нее нет никакого обязательства их совершать. Петрова, зная о том, что обязательства отсутствуют неоднократно перечисляла деньги, т.е. на её требования распространяется исключение, предусмотренное ст. 1109 ГК РФ.

Неосновательное обогащение подразумевает либо наличие ошибочного платежа, т.е.

если деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях.

В то же время когда кто-либо сознательно переводит деньги, говоря, что отсутствовало какое-либо обязательство, такое поведение ГК РФ рассматривает, как не заслуживающее защиты, так как в данном случае не было ошибки или не отпадало основание, по которому предполагалась уплата денег.

Когда лицо сознательно переводит деньги, зная об отсутствии обязательства, говоря, что нет договорных отношений, его мотивы могут быть самыми разными: тут и желание отблагодарить кого-либо за что-то, и помощь, например, сожителю, и иные подобные мотивы. Но самое главное, что в данном случае нет необходимости у получателя имущества доказывать наличия таких мотивов плательщика, а важно то, что человек сознательно переводил деньги, зная об отсутствии обязательства.

Могу сказать, что в своей практике я неоднократно стакивался с непониманием того, что существуют исключения из правил неосновательного обогащения в силу вышеназванной нормы, но многие просто не замечают или не хотят замечать ст. 1109 ГК РФ.

На самом деле, конечно же, данных доводов было достаточно для отказа в иске, но мы, зная риски неправильного понимания права судами, подготовили еще и возражения, основанные на доказательствах, исходя из которых, деньги уплачивались именно из средств ответчика.

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в связи с тем, что оплата кредита производилась из средств ответчика

Очень хорошо, что Петрова говорила о том, что у Иванова не было денег для оплаты кредита. Мы представили сведения о доходах Иванова, из которых следовало, что его заработная плата более, чем в три раза превышала ежемесячный платеж. Данные доказательства показали суду лживость объяснений Петровой.

Кроме того, мы представили распечатки по банковской карте ответчика, из которой следовало, что практически по 80% платежей по кредиту за день или несколько дней до их оплаты снимались суммы равные платежу по кредиту, либо большие. Иванов утверждал, что, так как днем он работает, а сожительница на пенсии, то он передавал ей свою карточку для снятия денег и уплаты платежей.

Таким образом, позиция ответчика заключалась в том, что это именно его средства шли на уплату кредита.

Петрова, увидев представленные нами документы, стала говорить, что она этих денег никогда не видела, что ответчик их куда-то тратил. Тогда возник вопрос, если ответчик ничего не приносил в общий бюджет, то откуда Петрова брала деньги на платеж по кредиту. Она получала пенсию, а ежемесячный платеж был даже чуть больше, чем размер пенсии.

Я её спросил, а на что они жили, если ответчик денег не приносил, а пенсия вся тратилась на платежи по кредиту. Петрова стала утверждать, что у нее дома очень много денег и их хватало в том числе и на платежи по кредиту. Тогда я задал ей вопрос, а если у нее столько много денег, то зачем брали кредит и переплачивали проценты. В итоге Петрова запуталась, и все это видно было суду.

Суд понимал, что она просто сочиняет на ходу.

В итоге в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения было отказано. На решение была подана апелляционная жалоба, в которой представитель истца ссылался в частности на судебную практику апелляционного суда, приводя выдержки из конкретных дел.

Между тем, когда судья апелляционного суда зачитывала апелляционную жалобу, сказала, что представитель истца ссылается на, как ему кажется практику данного суда.

Многие, к сожалению, будучи не в состоянии определить сходство и различие дел, просто урвать неких апелляционных определений, не замечая, что эти определения о совсем другом.

Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, даже не вникая в то, чьи платились деньги, так как на самом деле было достаточно применить лишь ст. 1109 ГК РФ. 

P.S.

Несмотря на то, что решение состоялось в пользу моего доверителя, я не согласен с существующим в настоящее время вариантом ст. 1109 ГК РФ именно в части его применения к отношениям сожителей. Кто желает ознакомиться с проблемой и тем, как она решается в США, предлагаю почитать мои публикации на Закон.ру: 

Constuctive trust и unjust enrichment vs Неосновательное обогащение. Анализ одного судебного спора.

Раздел имущества сожителей в штате Вашингтон и в Канаде — хороший пример для формирования российской судебной практики.

Источник: https://pravorub.ru/cases/82709.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.